Click to order
Вы собираетесь купить
Total: 
Укажите вашу почту, на нее придет уведомление с номером заказа.
Для прохода на спектакль нужно показать номер Вашего заказа
Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку персональных данных и соглашаетесь с политикой конфиденциальности
Спасибо, Роза.
пьеса
Жилая квартира, двое ссорятся уже давно.

Первый. Я тебе говорю самое обидное для тебя!
Вторая. А я тебе говорю самое злое для тебя!

Входит Третий.

Третий. Да, ладно, я говорю вам самое успокаивающее для вас.
Первый. Я говорю тебе, Третий, в ответ самое обидное для тебя, лезущего не в свое дело.
Вторая. А я говорю тебе, Третий, самое обидное и точное определение Первого, намекаю на твои высокие личностные качества, выражаю радость от того, что ты наконец пришел и предполагаю, что вы скоро уйдете вместе.
Третий. Я отвечаю тебе, Первый, на твое самое обидное для меня тем, что говорю при Второй о твоем тайном желании совершить с ней нечто сексуальное в самом начале, когда только мы с тобой познакомились.
Вторая. Я не удивлена твоими словам, Третий, но выказываю напускное недоумение, выраженное напряженными витиеватыми словами, подчеркивающими твое отношение ко мне и ваши общие дружественные отношения с Первым.
Первый. А я говорю тебе, Третий, менее обидное, но все еще не самые понятные слова для тебя, и также выказываю свое недоумение по поводу твоих фраз. Которое в отличие от недоумения Второй, не напускное, что даже и я увидел, а прямо направлено на отстирывание моей репутации в создающемся сейчас общем фоне, если смотреть на всех нас троих со стороны.
Третий. Я внимательно слушаю вас, Первый и Вторая. А потом говорю вам и мои слова выражают просьбу о восстановлении в памяти нюансов вашего знакомства, подчеркивая в подтексте, что вы оба должны быть обязаны мне своим знакомством и напоминаю о том, что, как ни странно, я был свидетелем на вашей свадьбе четыре года назад.
Вторая. Я говорю тебе, Третий, что сейчас твое напоминание не имеет никакого отношения к данной ситуации. Также я немного прохожусь с философским пафосом по твоим рассуждениям о времени и пространстве, выявляю своими словами, что суть твоего беспокойства раздута и выражаю надежду, что ты наконец оставишь нас в покое.
Третий. Пока Первый молчит и поражен твоим монологом, я напоминаю тебе, что ты только что хотела выдворить нас обоих, а теперь уже только меня, и говорю тебе самое язвительное про ваши отношения с Первым и напоминаю, что устал приезжать по звонкам твоих родителей для того, чтобы проводить разбор ваших с ним отношений.
Первый. Я наконец вышел из эмоционального ступора и говорю тебе, Третий, что ее родители имеют склонность преувеличивать ибо переживают про целое и вечное, что никак не соотносится с данным и конечным, каковым для меня является совместная жизнь со Второй и я загадочно, обиняками, обращая свою речь к тебе, Третий, косвенно действую своими словами на Вторую, внося долю истинного напряжения в ее руки, и с удовольствием наблюдаю, что благодаря моим словам, ее веки начинают краснеть и она сама хочет сказать мне сейчас что-то обидное и резкое.
Вторая. Да! И я говорю тебе столь обидное и резкое, что ты обижаешься, хотя тебе немного приятно, что ты попал в самую точку своими словами в момент истинного напряжения.
Первый. Я не могу вынести стыда, говорю со злостью несколько обидных фраз на всю ситуацию в целом и чувствую, что доведен до точки кипения и мне надо немного освежиться.

Первый резко выскакиваешь из комнаты.

Третий. Я говорю тебе, Вторая, несколько провокационных слов, которых ты не ожидала от меня услышать, но не кидаюсь за Первым, а прокрутив ситуацию в голове и возможный исход, пытаюсь изменить расстановку сил.

Третий, стремительно подбежав ко Второй, хочет ее поцеловать, но она отталкивает его.

Вторая. Я перехожу на возмущенный шепот, и говорю тебе несколько уничижительных фраз, Третий, намекая на то, что вообще-то Первый сейчас вернется!

В комнату врывается Первый с ребенком на руках.

Первый. Я показываю тебе, Вторая, нашего ребенка, рассказываю в самых общих чертах про свою работу и объясняю достаточно резкими словами причины, по которым я не могу этого ребенка обеспечивать.
Вторая. Я соглашаюсь с тобой и провожу параллель с тупыми животными, но говорю пару добрых фраз, боясь, что ты можешь навредить ребенку.
Первый. Я косвенно воздействую на тебя, апеллируя к достоинствам и заслугам Третьего, стараясь словами захватить его в свои сообщники.
Вторая. Я говорю тебе несколько резких непонятных слов для тебя, Первый, забираю от тебя ребенка, и рассчитывая, что сейчас в комнату уже должны ворваться родители, говорю, что ребенку не надо смотреть на всю эту котовасию и не мог бы ты, Первый, отойти от двери.

Вторая уходит
Пауза

Третий. Мы говорим с тобой по-мужски, Первый.
Первый. Мы говорим с тобой по-мужски, Третий.
Третий. Мы долго говорим с тобой по-мужски, Первый.
Первый. Я соглашаюсь с тобой, Третий, и устало сажусь на диван.

В комнату врываются родители Второй, отец и мать. Отец машет руками, мать пытается его остановить. Где-то в коридоре громко кричит ребенок. Через приоткрытую дверь видно, что Вторая надевает на себя верхнюю одежду.

Отец Второй. Я говорю тебе обидные слова про твою сущность, слова, в которых слышится угроза и сообщается, что вся семья на грани нервного срыва.
Мать Второй. Я больше заламываю руки, чем говорю, и также, но пока только в мыслях, соображаю, что в холодильнике нет водки.
Первый. Я сообщаю всем вам, что не хочу слышать данную около-правдивую чушь, говорю несколько успокаивающих слов по отношению к матери, напоминаю седеющему отцу, что у него и так неполадки со здоровьем.
Третий. На чем я тебя перебиваю и требую всеобщей тишины.
Отец Второй. Что наконец-то у тебя, Третий, выходит, и я говорю, что у нас дома наступила вдруг странная и таинственная тишина, и добавляю пару недоуменных фраз относительно странных действий Второй в спальне, вспоминая ее движения, которые я видел, когда проходил по коридору.
Мать Второй. Мое красноречивое молчание заставляет мои руки еще сильнее прижаться к груди, а мои глаза еще вопросительней посмотреть на Первого.

Слышен хлопок двери.

Третий. Я констатирую факт, который нам всем стал сразу понятен, что Вторая убежала из дому.
Первый. Я не могу этого понять и решаюсь убежать за ней.
Мать Второй. Я поддакиваю тебе всякими родительскими словами, выражающие одобрение твоим поступкам и надежду на хороший исход твоих намерений. А также я отстраняю от тебя Отца Второй и даю тебе выход в коридор.
Первый. Я бросаю несколько взволнованных слов и ищу глазами свои ботинки.

Первый уходит.

Третий. Я говорю несколько добрых фраз вам, Отец Второй, и вам, Мать Второй, и предлагаю выпить успокаивающих средств. Выражаю надежду на будущее и в общих словах пытаюсь нарисовать вам картину их примирения.
Отец Второй. Твои слова, Третий, как и всегда, имеют на меня благоприятное действие. Я осторожно сетую, что вы со Второй не вместе.
Третий. Я скромно уклоняюсь от обсуждения наших отношений со Второй. И предлагаю выпить какой-нибудь алкоголь.
Мать Второй. Я говорю тебе, Третий, что у нас ничего в данный момент нет и предлагаю чай. А также отправляюсь в долгое рассуждение насчет твоих отношений со Второй.
Третий. Я грамотно и лаконично перебиваю, вас, Мать Второй, киваю Отцу Второй, и говорю несколько слов о том, что мы еще успеем этот алкоголь купить. И не дав вам ответить, иду в коридор, и одеваюсь, говоря, что у меня есть надежда на то, что это последний раз вам приходится меня вызывать и что они наконец образумятся, ведь у них ребенок.
Отец Второй. Я плюю с досады.
Мать Второй. А я говорю, что мы будем ждать алкоголь, а лучше, говорю я, уточняя желания, — настойки. И иду к ребенку в детскую.
Третий. Я быстро одеваюсь и в принципе не собираюсь возвращаться, но вам это, Мать Второй и Отец Второй, я этого не говорю, чтобы не накликать новые разговоры. Я знаю, куда побежала Вторая, и знаю также, что Первый, не найдя Второю, сам купит алкоголь и в скором времени вернется домой, где его будет ждать с вами долгий разговор под стопку водки.
Отец Второй. Я, ничего не понимая в твоих внутренних размышлениях, мычу что-то невразумительное и сам себе на уме.

Мать Второй выскакивает из детской.

Мать Второй. Я сообщаю разгоряченными словами, что Вторая ушла с ребенком!
Третий. Я прокручиваю в уме разные варианты событий.
Отец Второй. Я предлагаю тебе, Третий, пойти с тобой.
Третий. Я успокаиваю вас обоих и говорю, что знаю, куда она может пойти.

В квартиру врывается Первый с ребенком на руках

Первый. Я говорю много-много случайных фраз и выражений, мои глаза слезятся. Отдаю ребенка Матери Второй. Достаю бутылку водки и, ни на кого не смотря, иду на кухню пить.
Отец Второй. Я резкими словами затыкаю Мать Второй и прошу ее уложить ребенка. Тебя, Третий, я прошу найти Вторую. А сам иду к Первому предложить схему действий, выпить водки и поговорить за жизнь.
Третий. Я принимаю ваш тон отца семейства, соглашаюсь с ним, внутренне посмеиваясь, надеваю ботинки и выхожу из квартиры.

Лестница, потом улица и машина

Вторая. Я жду тебя на лестнице.
Третий. Мы спускаемся быстро вниз.
Вторая. Мы выходим на улицу и садимся в твою машину.
Третий. Я закуриваю сигарету и пытаюсь поцеловать тебя.
Вторая. Я отстраняюсь и тоже закуриваю сигарету.
Третий. Тогда я спрашиваю тебя, Вторая, почему же ты, любя меня, живешь с ним?
Вторая. Не знаю, отвечаю я самой себе.
Третий. Тогда я спрашиваю тебя, Вторая, почему я не имею права воспитывать своего ребенка?
Вторая. Не знаю, отвечаю я самой себе. Наверно потому, что ты не отец.
Третий. Но ведь этого не доказано. Ты и сама не знаешь, чей он.
Вторая. Я не чувствую, что он твой.
Третий. Я опять начинаю накаляться, потому что затронута извечная тема наших отношений и напоминаю тебе, Вторая, что ты совершила необдуманный поступок четыре года назад, когда во время нашей нечаянной ссоры, познакомилась с Первым и бросилась к нему в объятья.
Вторая. Я напоминаю тебе, Третий, что ты сам виноват и сравниваю тебя с козлом, дураком и идиотом. Начинаю плакать и бить тебя своими маленькими кулачками тебе в грудь.
Третий. Я пытаюсь утихомирить тебя и начинаю довольно нудное и пространное рассуждение на тему наших отношений.
Вторая. Я чувствую себя устало. Через пятнадцать минут твоей нудятины, я прерываю тебя, поняв, что ты не рыцарь и не можешь совершить поступок, я понимаю, что тебе так легче — просто страдать и давать мне раз в полгода бить тебя моими маленькими кулачками тебе в грудь. Я прошу тебя замолчать и выхожу из машины.

По радио в машине начинает играть песня группы «Демо» «Солнышко в руках, и венок из звезд в небесах...»

Третий. Я подавлен, потому что знаю что ты права. Я даю выйти тебе из машины. И провожаю взглядом, как ты поднимаешься в подъезд.
Вторая. Я подавлена, потому что знаю, что я права. Мне жаль, но я знаю, что ты дашь мне выйти из машины. И я выхожу. Я знаю, что ты провожаешь меня взглядом. Я ухожу.

Вторая заходит обратно в подъезд.

Третий. Я завожу машину и уезжаю. Дома меня ждет любимая жена, двое детей, мальчик и девочка, завтра меня ждет работа и секс с секретаршей Розой в обеденное время. Мы поговорим с ней о наших с тобой, Вторая, отношениях, она меня успокоит и я скажу ей как всегда: «Спасибо, Роза». После этого я знаю, что ты, Вторая, все-таки придешь, и у нас будет секс и с тобой. Но сейчас я просто закуриваю еще одну сигарету и уезжаю. (Пауза) Когда мне по-настоящему плохо, я включаю старую попсу.

«Солнышко в руках» играет на полную громкость

Конец.

12.02.14

Made on
Tilda